igor_zim

Опаленные войной

Девятое мая для моего блога не просто дата. Босиком не воюют. Только в мирное время возможно все это — путешествия, разные города, да даже просто пойти погулять по лесу. Я принадлежу к поколению, не знавшему войны. Но когда идешь по весенней тропинке, слушаешь звуки проснувшегося леса, особенно остро чувствуется, насколько хрупким может быть этот мир.

Уже не первый год сначала в социальных сетях, а потом и в блоге 9 мая я выкладываю рисунки из альбома Бориса Николаевича Дрыжака. Настало время рассказать, как появилась эта традиция.

Одним из тех, кто научил меня профессии, помог стать настоящим специалистом в своем деле, был и остается Владимир Борисович Дрыжак. Когда я еще учился в университете, много вечеров мы проводили в его мастерской со стареньким осциллографом. Рисовали схемы, разводили печатные платы, паяли, отлаживали. Не раз и не два засиживались чуть не до утра.

В один из таких вечеров Владимир Борисович и познакомил меня с отцом. Человеком необычной судьбы и необычной профессии — военным художником.

После нескольких лет знакомства Борис Николаевич подарил мне свой альбом «Опаленные войной», где напечатаны рисунки, сделанные прямо на фронте или восстановленные по зарисовкам тех лет.

Этот альбом я бережно храню. И после того, как Борис Николаевич ушел от нас, каждый год в День Победы достаю, перелистываю альбом и вспоминаю.

Борис родился и рос в селе Нижняя Покровка Сараттовской области. Рисовать любил, но специально не учился — негде было, да и некогда.

В 1944 году многие его сверстники уходили на фронт добровольцами. И Борис тоже решил записаться в Вольское авиационно-техническое училище. Но в то время ему еще не исполнилось семнадцать лет, и он прибавил себе полгода в возрасте.

В училище обман обнаружили, но домой возвращать не стали. Как раз в это время по воинским частям стали отбирать солдат со способностями к рисованию — в команду специального назначения. И Борис попал в их число.

Задачей отряда было обнаружение и захват секретных немецких заводов, а также изучение и фиксация технических деталей военных разработок.

Так через два месяца службы сержант Борис Дрыжак в составе Второй танковой армии генерала Рыбалко был направлен в особую фронтовую командировку — в Европу.

Но рисовал Борис не только сопла ракет, станки и лаборатории. Он старался запечатлеть то, с чем сталкивался каждый день — лица товарищей, фронтовые будни, эпизоды боя. Рисунки заменяли Борису дневники. Именно тогда, на войне, у семнадцатилетнего самоучки по-настоящему ярко раскрылся талант графика.

Победу Борис Дрыжак встретил в Науэне, в сорока километрах от Берлина. Но война для него на этом не закончилась. Через всю страну Борис с товарищами ехали на Дальний восток. В захваченной японцами Маньчжурии спецкоманда должна была ликвидировать центр по производству бактериологического оружия.

После ликвидации Чунцинского центра, за день до капитуляции Японии, 18 августа 1945 Борис и медсестра Люда Молчанова подорвались на мине. Девушка погибла сразу. Контуженного и раненого в ноги Бориса нашли друзья. На целых полгода госпиталь стал его домом.

В 1978 году майор запаса Дрыжак перенес инсульт, сказалась старая контузия. Чтобы разрабатывать парализованную правую руку, снова взялся за карандаш. Постепенно стал восстанавливать забытые было умения и навыки.

Многие графические работы выполнял по найденным на чердаке родного дома эскизам и наброскам военных лет. Так появилась серия рисунков, которую сам Борис Николаевич называл реконструкцией памяти.

В 1995 году Борис Николаевич Дрыжак переехал к сыну в Железногорск. Здесь нам и довелось встретиться.

Уже больше десяти лет Бориса Николаевича нет с нами. Но его работы и память о войне, запечатленная в них, останется навсегда.


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.