Categories:

Музей паровозов и колоннада Исаакиевского

Российские Железные Дороги, билет  с Варшавского вокзала, время отправления не указано. Потому что никто  никуда не отправляется. С Варшавского вокзала поезда не ходят, теперь  там расположен Музей железнодорожной техники.
 

Все-таки не совсем правы те путешественники, которые говорят, что  экскурсии по музеям не нужны. Что гораздо интереснее провести у каждого  экспоната столько времени, сколько ты захочешь, а информации в интернете  можно найти больше, чем знает любой экскурсовод.
 

Так оно и есть, если тебя вместе с большой группой галопом ведут от  экспоната к экспонату, а руководитель тарабанит заученный текст.
 

Но совсем другое дело, если встретишь человека, который душой болеет за  то дело, которому посвящен музей, и умеет об этом рассказать. Тут уж  никакая сеть не сравнится с живым общением.
 

К кассе одновременно со мной подошли парень и две девушки, студенты из  Питера. Так все вместе и вошли на территорию музея. Навстречу нам вышел  пожилой мужчина, очевидно, пенсионер-железнодорожник, и предложил  провести экскурсию.
 

С первых слов стало понятно, что человек не понаслышке все это знает.  Путеец по образованию, он всю жизнь проработал на железной дороге и то, о  чем рассказывает, видел, что называется, живьем.
 

А рассказать есть о чем.
 

Паровоз «танк», исправно проработавший без малого 90 лет, с 1897 до середины 80-х. (Танк — не боевая машина, название от английского «tank», паровоз, предназначенный для работы на мазуте).
 

Легендарная теплушка
 

Салон-вагон Китайско-Восточной железной дороги, на котором ездил  император Пу И, когда КВЖД эксплуатировалась под японским надзором.
 

Артиллерийская платформа с орудием с затонувшего линкора, поднятым со дна моря.
 

Баллистическая ракета железнодорожного базирования, которой так боялись американцы.
 

Но куда интереснее послушать то, чего нельзя найти в справочниках.  Почему обязательным атрибутом кабины паровоза является чайник?
 

Во время движения температура в кабине достигает 80 градусов. Чтобы  продержаться в таких условиях, нужно пить много жидкости. Но если выпить  холодной воды, будет плохо. И машинисты постоянно пили чай. Горячим  чаем спасались от жары — иначе никак. А чтобы вскипятить чайник, его  просто ставили сверху на котел.
 

Когда Алексей Учитель снимал свой фильм «Край», наш проводник по музею  был на съемочной площадке. В его обязанности входило «смотреть, чтобы  киношники платформы не разбили», но эту атмосферу, эту сказку кино все  же удалось испытать на себе. Когда вот тут, на берегу Финского залива  вдруг оказываешься в сердце сибирской тайги.
 

А Владимир Машков никогда не пользовался услугами дублера, все делал  сам, сам водил паровоз. Конечно, по правилам безопасности кто-то из  инструкторов должен был всегда находиться в кабине, чтобы подстраховать,  если актер допустит ошибку, но им так и не пришлось вмешаться.
 

Необычная экскурсия получилась, как будто не экскурсия вовсе, а просто  разговор среди предметов, у каждого из которых есть своя история.
 

На обратном пути я завернул к Исаакиевскому собору. Вот такой он,  Петербург, говорят, второй по величине город России, а я за все время  транспортом пользовался только потому, что интересно, а не по  необходимости. Здесь до всего можно вот так просто босиком дотопать.
 

Беру билет на колоннаду. Женщина-контролер спрашивает:
— А почему вы босиком?
— Я всегда босиком путешествую, так лучше город воспринимается, полнее что ли.
— И во многих городах побывали?
— Пока не очень, Сочи, Адлер, Москва, Красноярск...
— Наверное, у нас самый холодный из всех?
— Да, там везде сейчас жарко, а у вас замечательно!
 

Перед входом висит табличка с предупреждением об опасности для людей с  заболеваниями сердца. Да, кому-то подъем дается нелегко. Вот пожилая  женщина остановилась и тяжело дышит, держась за стену.
 

На винтовой лестнице ступеньки пронумерованы в обратном порядке.  Чувствуется, как стерты камни от множества прошедших здесь ног. 200  ступенек, 150, 100, 50, 10 — все, винтовая лестница кончилась. Впереди  железная, еще ступенек в 50.
 

Наконец выходим на колоннаду. Вот он, Петербург. Дворцы и сады в  исторической части, высотные здания на островах, краны порта, фабричные  трубы. Какой он большой и разный.
 

Спускаюсь и выхожу на Сенатскую площадь.
Где стоят по квадратам
В ожиданьи полки,
От Синода к Сенату,
Как четыре строки...
(А. Галич)
 

Конечно, сейчас там другие учреждения. Но эти здания навсегда останутся Синод и Сенат.
 

А вот и Медный всадник. Наконец-то я увидел его как следует.
 


Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.