Categories:

Город-герой, город памяти и славы

В Севастополе мне приходилось время от времени напоминать себе, что я в Крыму, что здесь, говорят, совсем недавно была какая-то Украина. Потому что это совсем не чувствуется, и очень легко забыть.

А вот об истории этого города, о боях, о людях, защищавших Севастополь, здесь забыть невозможно.

Памятники и памятные места тут везде. От огромной, за много километров видной стелы до совсем маленькой, неприметной доски на стене. И у каждого своя судьба, своя история. Здесь я решил не гнаться за  исторической достоверностью, пишу так, как мне рассказывали люди. Мне  кажется, эти истории помогают понять, почувствовать этот город гораздо лучше, чем сухие точные факты.

Первой обороне Севастополя посвящена панорама Франца Рубо.

Каждый ее фрагмент заслуживает отдельного рассказа. Николай Пирогов, Даша Севастопольская, матрос Кошка, Трофим Александров... Вот только один эпизод.

На остатках оборонительной башни группа старших офицеров. А слева, отдельно, в золотых эполетах адмирал Павел Степанович Нахимов.

Художник изобразил его на том месте, где через 22 дня, 28 июня, он получит смертельное ранение.

Когда началась оборона, император издал отдельный указ, повелевший старшим офицерам снять эполеты. Но Нахимов и Истомин ослушались, посчитав это недостойным для русского офицера.

Французский снайпер заметил рядом с полуразрушенной башней офицера, на плечах которого горели на солнце золотые эполеты, превращая человека в живую мишень. В левый висок Нахимова попала коническая пуля, почти 50 граммов свинца.

Через двое суток, так и не придя в сознание, Нахимов скончался.

Я нашел это место. Вот сохранившийся первый ярус оборонительной башни — второй восстанавливать не стали.

И небольшая плита в тени деревьев.

Тут же, недалеко, во время бомбардировки города англо-французскими войсками погиб и первый руководитель обороны Севастополя Владимир Алексеевич Корнилов.

Смертельно раненый разрывом ядра, он приподнялся на локте и произнес свои последние слова: «Отстаивайте же Севастополь!» Именно за эти слова, высеченные на гранитном постаменте, во время оккупации в 1942 году памятник был разрушен немцами и восстановлен уже в наши дни.

А рядом — матрос Петр Маркович Кошка. «Юноша храбрости необыкновенной».  Восемнадцать ночных вылазок, в которые он ходил в одиночку или со своим  другом Иваном Заикой, и всегда возвращался с трофеями. Или приводил  языка, или приносил английские нарезные ружья, которые стреляют в четыре  раза дальше, чем наши.

А вот еще один фрагмент панорамы.

У входа в бухту стоит неприятельский флот, но войти не может. На  картине, в ряд поперек бухты, видны мачты затопленных кораблей. Вот как  эту историю рассказывает капитан катера «Романыч»:

В открытом море наш флот был бы сразу разбит, и вот было принято такое нестандартное решение, не вступая в битву с врагом, тем не менее  не пустить его в бухту.

От того места, где сейчас стоит памятник, и далее на северную сторону затопили в ряд шесть кораблей. Посчитали, что будет достаточно.

Но зимний шторм эти корабли развернул, разбросал, между ними образовались проходы, и боясь, что в эти проходы проскочит враг, затопили оставшиеся семь кораблей.

Таким образом, своими силами весь Черноморский флот был затоплен.

Что чувствовали моряки, получившие приказ своими руками затопить свой корабль? Но для обороны города с суши не хватало людей, другого выхода не было.

Нам же остается только склонить голову перед памятником затопленным кораблям.

***

Над Сапун-гоpой цветут тополя,
Над Сапун-гоpой летят журавли

Все мы помним эту песню. Это уже Великая Отечественная.

До тонны металла на квадратный метр упало здесь во время боев. Здесь каждая пядь земли полита кровью защитников и освободителей Сапун-горы.

Но — много лет менялась в море вода — земля залечила раны. Заросли траншеи, на месте боев шумят деревья, и под ногами только нагретый солнцем гранит.

Но все-таки осторожно надо ходить по этой земле. Пусть спокойно спят  герои Севастополя. Они знали, за что сражаются и верили, что это стоит  той цены, что была заплачена.

Слава вам, храбрые, слава бесстрашные,
Вечную славу поет вам народ.
Доблестно жившие, смерть сокрушившие,
Память о вас никогда не умрет!

Скромный обелиск среди сосен. 51-я армия. Она легла здесь вся.

***

Память о славной и трагической истории Севастополя хранят даже самые обычные дома.

Здание не сохранилось — город был разрушен на 98 процентов — но память живет.

Памятник комсомольцам. 18-летним мальчишкам и девчонкам, которые пошли  на войну в 41-м году. Памятник из необычного материала — специальных  пластических масс. Они так верили в технический прогресс, в новые  достижения науки. Но вместо лабораторий и цехов прямо со школьной скамьи  ребята отправились в бой.

А это уже почти наше время. Сквер воинов-интернационалистов. Его создали те, кто прошел Афганистан.

Спасибо тебе за твою выносливость и стремительность, за жизни спасенные тобой.
Низкий тебе поклон, наша «боевая подруга».

Невеселая сегодня получилась тема. Но об этом нельзя было не написать, как нельзя проходя по этим улицам, прикасаясь к этим камням, не думать о тех, кто защищал Севастополь, что в переводе означает «Город, достойный поклонения».

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.