Category:

Договориться всегда можно

На второй день, едва разошелся утренний туман, выглянуло солнце.
 

Чтобы не расслаблялись, где-то погромыхивает, но самих туч не видно.
 

Перед деревней Жержул еще один мост. Это уже новый, построенный  несколько лет назад. Раньше был деревянный, сейчас мы его увидим.
 

Вот он, старый мост, лежит в нескольких десятках метров. В прошлый раз  когда плыли, он поближе был. Каждую весну ледоходом его стаскивает  немного ниже по течению. Те, кто проплывает мимо на плотах, только  горестно вздыхают при виде такого количества отличных, просушенных  солнцем дров.
 

Люблю я скалы. Такие, чтобы дух захватывало. На Мане каких только нет. И  рассмотреть, проплывая мимо, можно не торопясь, под разными углами, как  на выставке. Вот эти называются Иртышские.
 

А как определить высоту скалы? Нас учили так: все взрослые сосны  примерно одинаковой высоты. Обычная сосна 30 метров. Вот и считайте.
 

Но самые красивые скалы будут послезавтра, когда начнется Урманская петля.
 

Погромыхивание в небе так и не прекращается. Наконец появляется и тучка.  Мы, как и вчера, плывем не торопясь, и с первыми каплями дождя пристаем  к берегу.
 

Здесь уже стоят несколько катамаранов. Знакомимся. Оказывается, группа  детей из Омска, сплавляются большим караваном. Дети со старшими на  катамаранах и еще инструкторы на лодках. Остановились переждать дождь и  дождаться отставших. Старший группы весь на нервах — караван растянулся  на километры, дети есть хотят, стоянка не подходит, слишком маленькая.  Немного успокоился, когда все собрались.
 

Дождь кончился, омичи поплыли дальше, а мы осмотрелись вокруг — хорошее  место, для нашей небольшой команды в самый раз. Остаемся на ночевку.
 

Это палатка эконом-класса.
 

А это палатка бизнес-класса.
 

Конструкция совершенно одинаковая. Но дьявол, как известно, в деталях.  Отличие заключается «всего лишь» в том, что во второй палатке  противомоскитная сетка вот такой структуры:
 

Мелкие вытянутые ячейки. Гнус через них не проходит. А в первой палатке  структура другая, и гнус — увы. Приходится принимать дополнительные меры  защиты в виде марли или пленки, что, конечно, комфорта не добавляет.
 

Сегодня, заглянув в палатку, мы обнаружили неожиданных гостей. Парочка  ящериц забралась под тент и сидят на сетке, греются. Обычно пугливые и  верткие, но сейчас их так разморило, что даже трогаешь через сетку — не  уходят. Ладно, пусть сидят до утра, нам не жалко.
 

Как только разгрузились и поставили палатки, чтобы не терять времени —  есть-то хочется, мы с Владимиром Николаевичем на примусах готовим обед, а  Владимир Борисович, Андрей и Дима делают костер.
 

Костры бывают самые разные, но все их можно условно поделить на два  типа: те, что горят ярко и те, что горят долго. Владимир Борисович  знает, как сделать правильный костер длительного горения. Дима  перенимает опыт.
 

Принцип простой. Два больших бревна кладутся параллельно. Между ними  мелкий хворост, щепки, все, что хорошо разгорается. Когда прогорит,  бревна сдвигаются вплотную, на них сверху третье. И все, образуется  очаг, который сам себя поддерживает.
 

В таком виде костер может неторопливо гореть хоть всю ночь. Нужно  пожарче — сдвигаем нижние бревна еще плотнее. Нужен свет — подбросим  мелких веток, они сразу вспыхнут. Что-то приготовить — верхнее бревно  долой, и на два нижних можно ставить котелок без всякой решетки.
 

Вот и вторая ночь на Мане. Расходимся по палаткам, наконец-то выспимся как следует. Но тут приперлись какие-то...
 

Вдруг слышен шум моторной лодки, громкие голоса. Кто-то, не обращая ни  малейшего внимания на то, что стоянка занята, высаживается и начинает  распоряжаться. Палатка, мангал, музыку включили. Владимир Борисович  выходит посмотреть, что происходит, остальные на всякий случай остаются в  палатках.
 

Оказалось, семья. Мужик в сильном подпитии, женщина и мальчишка лет пяти. Поехали на ночную рыбалку.
 

У сплавщиков на Мане существует неписаный закон: если стоянка занята, но  уже поздно и некуда деваться, то подъехать можно. Но тогда те, кто  встал здесь первыми, считаются хозяевами, а кто потом — гости, и должны  вести себя соответственно. Но похоже, кто-то из местных жителей понимает  это правило по-другому — это их территория, и «приперлись» как раз мы.
 

Глава семьи в состоянии «море по колено, Мана по щиколотку». Каждое  второе слово — мат, ничуть не стесняясь ребенка. Владимир Борисович  начинает разговор спокойно. О рыбалке, о жизни в деревне. И вот уже тише  голоса, спокойнее тон. И уже непонятно, кто первый высказал предложение  отправиться ловить рыбу прямо сейчас. Снова шум мотора, и наконец  тишина. Мужчины уплыли, а женщина с ребенком остались в своей палатке.
 

Вот так получилось, что Дрыжак, пожертвовав своим сном, увел баламута,  чтобы мы все-таки могли поспать. Потом, уже на плоту, Владимир Борисович  рассказывал нам, что там было. Как оказалось, хозяин лодки — тот еще  рыбак! Заплыли они в какую-то протоку, достали сеть, начали ее ставить,  намотали на винт и большую часть ночи пытались освободиться. Вот и вся  рыбалка.
 

Тогда же вспомнили и другой случай. Когда идет организованный сплав на  большом плоту, стоянки для них часто готовят заранее — расчищают, дрова  привозят. И вот, подходит народ на таком плоту к заранее намеченной  стоянке и видит, как какой-то мужичок на лодке загружает припасенные  дрова и собирается уплывать. Конечно, скандал, крик, ругань. Никто не  хотел уступать. Кончилось тем, что мужики схватились за топоры. И только  когда один остался без пальца, вид крови их отрезвил. Стоили эти дрова  того?
 

Конечно, обидно и досадно, когда кто-то вот так вот поступает. И можно  отстаивать свою правоту. А он будет отстаивать свою — как он ее  понимает. Но всегда можно и договориться.

Error

default userpic

Your reply will be screened

When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.